Я – женщина-программист: три истории о феминизме, стереотипах и о том, как уехать работать в США

27.03.2019

Текст: Анастасия Филипущенко
Фото: из личного архива Марии Маляровой, Татьяны Ивановой, Святославы Глуховой

Женщинам не место в IT – стереотип, казалось бы, устаревший. Он легко рушится об исследования, статистику и здравый смысл, а большие компании уже давно не смотрят на гендерную принадлежность кандидата на вакансию. Но значит ли это, что предрассудков не осталось и феминизм победил? Провели небольшое исследование и спросили у трех саратовских женщин-программистов, как им работается в «мужской» специальности. Спойлер – отлично.

СТЕРЕОТИПЫ И СТАТИСТИКА

Считалось (да и иногда еще считается), что технические специальности – сугубо мужское дело, а девушки более склонны к гуманитарным наукам (или приготовлению обеда). Аргументы такие: во-первых, женский вклад в науку ничтожный, особенно в сравнении с мужским. Во-вторых, у мужчин процентный перевес в выборе технической профессии. Первый стереотип разбивается об отсутствие научных доказательств и многовековой период, когда женщинам высшее образование и работа были практически недоступны. Положение изменилось только на рубеже XIX и XX веков, но с некоторыми дискриминирующими законами общественность борется до сих пор. Несмотря на все это, наука знает много выдающихся женщин-специалистов. Например, Ада Лавлейс, чьи записи считаются первым примером программирования, или Хеди Ламарр, которая стояла у истоков разработки технологии Wi-Fi и сотовой связи.

Второй по популярности стереотип о том, что женщин в IT сфере гораздо меньше, чем мужчин — правда. По данным ресурса Stack Overflow, в IT-сфере работает около 92 % специалистов мужского пола и только 8 % – женского, но с каждым годом эта разница все больше сокращается. В 2015 году компания Intel выделила 300 миллионов долларов на то, чтобы женщины составляли 50 % ее сотрудников.

В пользу женщин говорят и исследования. Они показали, что связи между биологическим полом и предрасположенностью к техническим наукам нет. Напротив, в некоторых тестах женщины показали результат даже выше, чем мужчины. По данным социологов, стереотип, что женщинам не место в IT, часто растет из неуверенности в себе и предубеждений у самих представительниц пола.
 

Мария Малярова
DevOps engineer

Очень правильный вопрос: «Как развеять стереотип о том, что женщинам не место в технических специальностях?». Здесь все упирается в социальные конструкты, и дело не только в дискриминации, все гораздо проще: обществу так легче — не воспринимать женщину как существо думающее. Хотя мы знаем и помним Аду Лавлейс, Мэри Ли Вудс, Бетти Холбертон, Радию Перлман, Софи Уилсон и многих других женщин-операторов, тех, кто занимался обслуживанием табуляционных машин с перфокартами. Еще мне нравится Маргарет Гамильтон, ведущий инженер-программист проекта «Аполлон». Мне приятно быть частью этой истории. И место всем — везде, в том числе и женщинам. Смотрите, какая Маргарет классная!
 


Мне повезло, что я работаю с адекватными людьми. У 99,9 % моего окружения не возникает никаких мыслей о том, что я плохой инженер только потому, что я женщина. В здоровом коллективе нет разделения по гендерному признаку, мы все специалисты и все одинаково несем ответственность за выполнение задач.

Я работаю DevOps-инженером, мой путь в профессии начался в середине 6-го класса. Тогда Интернет был еще по карточкам за 50 рублей и файлы передавались не по торрентам, а через локальные файлообменники. Были очень популярны сайты на доменах .ucoz/.forumbb, и я увлекалась написанием скриптов: например, чтобы снежинки падали и собирались в сугробы внизу страницы.

В целом мне нравилось что-то создавать: делать домик на дереве, чинить бабушкину микроволновку или собирать ПК из комплектующих – это не имеет значения. Далее шел выбор университета: я поступила в три вуза, выбрала наш СГУ и начала заниматься олимпиадным программированием. Спустя пять лет я пробовала себя совершенно в разных сферах – от настройки умного дома до машинного обучения.

Если вы собираетесь стать программистом, то тут чем раньше, тем лучше. Знаю, что для детей в нашем городе есть «Кодология», которую запустили мои друзья. Они приглашали меня вести туда курсы по программированию, но у меня, к сожалению, в данный момент нет на это времени. Своего ребенка я бы с уверенностью отдала учиться туда или же к репетитору, если ему не понравились бы групповые занятия.

Я вела пару курсов в своем университете и скажу, что девочек становится больше с каждым годом. Вопрос только в том, действительно ли они хотят расти в техническом плане или идут учится на IT-специализации, потому что там можно заработать мешок денег.

Я не видела себя в другой отрасли. Сейчас чувствую себя на своем месте. Мне нравится быть «самым тупым в комнате», потому что от инженеров всегда можно чему-то научиться, эта сфера постоянно развивается и двигается вперед. Приятно каждый день заниматься тем, что нравится, решать интересные задачи и быть «в своей тарелке».

Татьяна Иванова
Senior QA Analyst, Exactpro

В более развитых компаниях, которые чаще сотрудничают с иностранными коллегами или заказчиками, стереотипа о том, что девушки работают хуже, практически нет. Но все равно можно услышать что-то вроде «Женщина должна рожать, убирать и готовить, а не за компом сидеть». Не все девушки, как и не все мужчины, могут заниматься точными науками и работать в IT-сфере, и тут дело не в гендерной принадлежности, а в способностях и желании. Если честно, я не вижу смысла доказывать кому-то, что я могу. Главное – делать то, что нравится.

На данный момент я занимаю позицию Senior QA Analyst в компании Exactpro. Если по-простому, то я – тестировщик. Тестировщики — это специалисты, которые отвечают за качество программного обеспечения. Для этого выполняется много самых различных задач, например, анализ технической документации и требований клиента, проверка корректности работы приложений и инфраструктуры, анализ и систематизирование выявленных проблем, контроль их исправления и много чего еще.

Я училась на механико-математическом факультете СГУ, что подразумевало карьеру в сфере IT или научной деятельности. На пятом году обучения я прошла курсы по тестированию, сходила на пару собеседований, и вот я уже 4 года как тестировщик. До этого подрабатывала репетитором, официантом и промоутером, но идея того, что в IT есть стабильный и хороший заработок, – самый лучший мотиватор. Из минусов – точно сидячий образ жизни, хотя у нас в офисе есть теннисный стол и даже спортивный тренажер, поэтому в любой момент можно размяться.

Святослава Глухова
Разработчик в EPAM Systems

Женщина мультизадачна. Если она на управленческой позиции, где нужно все успеть, то, скорее всего, она все сделает и ничего не забудет.

Лично я начинала с курсов С# в компании EPAM, и через несколько месяцев меня и еще троих парней взяли уже как стажеров – доучиваться и работать. Постепенно я стала принимать больше участия в выяснении требований, планировании загрузки, проверке результата – чтобы все работало так, как хочется. Тут надо заметить, что между техзаданием, которое обычно описывается как «сделайте мне волшебную кнопку, чтобы она делала все», и тем, что реально будет сделано, огромная дыра. Собираешь требования, потом обсуждаешь с командой или отдельными людьми, как мы это можем сделать, смотришь, правильный ли нарисовали дизайн, и далее по списку.

В конце концов я стала очень хорошо понимать «хотелки» заказчиков и из «волшебной кнопки» теперь могла описать, как все должно работать и что для этого нужно. После этого меня пригласили работать в Штаты.

Да, я достаточно хорошо знала систему, но только в целом, очень глубоких знаний у меня не было. Сейчас у меня уже 3 проекта, один из которых разрабатывают 43 человека. Здесь я не отвечаю за продукт, я project-координатор и должна смотреть, чтобы сотрудники одновременно не ушли в отпуска, чтобы были все доступны и к проекту вовремя присоединялись новые люди. Доволен ли инженер задачей? Доволен ли кастомер инженером? Все ли хорошо? Не собирается ли кто куда уходить и не назревает ли конфликт?

Наши русские инженеры работают больше, чем остальные. В Штатах народ может прийти к 10 утра, а уйти уже в 4 дня, много кто работает из дома, процесс идет как-то скучно и не напряженно. Но в Саратове, например, мне нравилось больше. Приходишь в офис, как домой. 400 человек, а ты всех знаешь, все с тобой здороваются, шутки шутят. В Америке такого нет. Small talk, на ланч можно сходить, а такой, как у нас, привязанности не чувствуется. Ребята из Саратова мне, кстати, до сих пор открытки шлют, не забывают.

Читайте еще: