Отстань и иди

У НАДЕЖДЫ СЛИШКОМ ПРИЗРАЧНОЕ НАСТОЯЩЕЕ

Принято решение завершить поток рефлексии на разные социальные темы и о человеческих пороках. В тот момент, когда созрело понимание, что колонка стала чем-то самим собой разумеющимся и оттого привычным, в тот же момент созрела и тема. Пора поднимать якоря.

Написание этого текста далось непросто. Ждала информационного повода. Выжимала редакционную музу – российские новости – как могла, безрезультатно. Как будто нет права выдать статью без должного на то основания из мира следствий. Но ведь мир причин в другом месте. Информационное пространство – лишь отражение внутренней реальности каждого человека, и может быть, информационный повод наступит после выхода нового номера HUMAN. Такая амбициозная претензия.

Итак, конец. Пожалуй, самое сильное потрясение для человека – смерть. Во всех смыслах. В нашей культуре не принято в светских беседах болтать о предстоящей кончине, хотя каждый как бы имеет в виду, что тело бренно, души, возможно, нет, и дни сочтены, даже если их предстоит еще тысяч двадцать. Вместе с тем смерти как удивительной части жизни отведена почетная миссия – ее окончание, торжественное завершение. Предлагаю так отнестись к рассмотрению сего совершенно неоднозначного явления.

Смерть случается не только с физическим. Множество ментальных процессов и тех, что не ощутить как материальное воплощение, также имеют цикл жизни. И если увидеть в этом «хорошо», убрать негативный контекст, зафиксированный в нашем повседневном, то, пожалуй, мы имеем все шансы сильно изменить нашу жизнь. Как минимум, уйдет лишняя тревога по поводу каждой неудачи. Очевидно, даже то, что продолжается (проект, брак), много раз переживает (в определенном смысле) смерть и имеет шанс длиться дальше, только если повезет с перерождением и новыми осознаниями. Однако часто инфантильное «смерть – это то, что бывает с другими» – лишь наше неприятие факта, а следом отрицание возможного перерождения многих процессов жизни ведет вникуда. Иногда приводит к тому, что в работе или в отношениях мы только и делаем, что «пинаем мертвую лошадь», не давая жизнерадостной тройке запряженных появиться на горизонте. Но что будет, если критично, с позиции жизни и смерти, посмотреть на свою работу, частные отношения, свой дом?

Мой близкий человек потерял своего близкого человека. После этого в глубине его зрачков, как будто по ту сторону, появился океан благодарности, свет, которого никогда, кажется, не было ранее. Эта трагедия стала для него, как вижу, отправной точкой «я», она будто дала новый материал для строительства личности. Это стало импульсом и для моей мысли: дать умереть кому-то или чему-то – это действительно подвиг. Потому как часто мы просто цепляемся за воспоминания, изо всех сил думаем о человеке, который ушел, таким образом не давая прежде всего себе отпустить прошлое. Делаем это, потому что испытываем звериный страх: если думать перестанем, это как раз и будет трагедией, точкой, а мы якобы не имеем на это право. И если все процессы с людьми можно оправдать и объяснить безусловными тонкими связями, то, взглянув на остальную действительность без прекрас, можно заметить, что мы просто прилипли ко всему, что нас окружает.

Маленький социальный опрос. Сколько из читающих этот материал, когда выросли, купили квартиру в том же районе, где и росли? Сколько из вас живут в соседних домах, а иногда и в соседних подъездах со своими родителями? Сколько регулярно серфят по аккаунта своих бывших? И дружат с теми, с кем привыкли. Все результаты останутся не подсчитанными, так что, если хотите, просто будьте честны с собой.

Одна из моих знакомых (за годы ведения колонки, многие могут подумать, что я вложила здесь всех своих подруг, но – нет), когда планировала покупку квартиры, слабо ориентировалась в своих желаниях. Долгое время она утопала в уверенности, что идеальным местом ее дома станет тот район, где та жила, будучи семейным человеком. Какой смелости стоило признать, что на деле комфортным для нее был совершенно конкретный поворот дороги. За него девушка готова была выложить пару миллионов и ковылять по недоцентру в иллюзорном ощущении самостоятельности и самодостаточности. Одумалась, к счастью.

Чего только стоят комментарии к фото Сергея Шнурова в его аккаунте в инстаграме (все же в курсе, что он развелся?): «Возвращайся, дурак, к Матильде! Пропадешь!», «Посмотри, как хороша твоя бывшая жена, одумайся!» С кровавой пеной у лопнувших ртов фоловеры доказывают, что счастье – в привычке, в то время как – нет. И кто осудит одного из самых отвязных рок-н-рольщиков российской действительности за слова: «Я скачу опять как Витязь и стреляю холостыми, люди, чаще разводитесь…» Что-то заканчивается, это нормально, вот только поставить точку хватает сил только у настоящих героев нашего времени. Удел многих – липнуть к прошлому.

Часто наши друзья и партнеры – лишь следствие механических действий с распределенными ролями. Наверняка у каждого есть отношения, которые живут благодаря вашей активности. Но стоит поставить эксперимент (еще один): выключите инициативу, просто посмотрите, без претензий, обид и самобичевания, включится ли в этом случае активность в вашу сторону. Ведь если это что-то настоящее, должно же наступить равновесие. Стоит проверить. Надеюсь, результатом эксперимента станет то, что всех устроит; но, полагаю, многие удивятся. Еще одна идея для продолжения опытов над самим собой – перестаньте ходить со своим партнером по гостям. Не навсегда. На время, месяца на два. Как скоро вам станет скучно вдвоем? И вообще – вы уверены, что знакомы? Бегбедер в «Любовь живет три года» предполагает, что пары начинают ходить по гостям в определенный момент, опостылев друг другу, «чтобы не трахаться». К этому можно добавить, думаю, они привычно прилипли друг к другу и привычно не знакомы друг с другом. Just try.

Конец страшит нас. Сама потенциальность признания конца приводит нас в состояние самого ужасного ночного хоррора. Однако отказ от завершившегося делает нашу жизнь лучше. Отвергать что-либо необходимо. Порой мы вынуждены пересмотреть то, что привыкли воспринимать как безусловную ценность. Даже на протяжении многих лет. А пересмотрев ее, мы должны ограничить себя новыми условиями, которые потребуют погружения в обязательства нового выбора и отрицания любых альтернатив и возможности вернуться. Точка, поставленная в прошлом, и новая «аскеза» – верность ценностям и нашей идентичности. Если же мы ничего не пересматриваем и не отказываемся от «отмершего», отчасти мы предаем свое «я».

В июне в Перми прошел Дягилевский фестиваль. Закрывала событие четвертая симфония Малера в исполнении оркестра Теодора Курентзиса. Что-то невероятное происходило с телами и организмами людей, многие курили одну за одной потом на улице, кого-то даже тошнило. Классическая музыка оттого, наверное, так нелюбима некоторыми. Пойди разберись с ней, никогда не угадаешь, какую конфету из набора ассорти она тебе выдаст. Перед тем, как пойти и просто «съесть» прекрасное, у меня было время на небольшую подготовку – знакомство с другими симфониями Малера и его судьбой. Интересно было узнать, что композитор регулярно после написания каждой симфонии становился объектом для шквала нелестной критики. Во время написания шестой симфонии мужчина испытывал глубокую депрессию творческого бесплодия. Его близкие этого не заметили, ведь внешне все было прекрасно: семья, дети. В то время как внутри человек, переживая свою собственную смерть, возрождался в новом качестве себя, сотворяя на пепелище произведение, которое войдет навсегда в мировые листы лучшего, что происходило в музыкальном мире. И ведь симфония не была брошена. Она есть как творение гения, не струсившего перед концом себя же, чего- то очень субъективного внутри, что имеет непосредственное отношение к его «я».

Японская пословица рекомендует жить так, будто ты уже мертв. Может быть, ошибусь в интерпретациях, но думаю, для всех очевидно значение этих слов: человек может быть смелым, может позволить себе гореть, как пионерский прощальный костер, и да, он может и даже должен совершать невероятное, немыслимое количество «ужасных» и «непростительных» ошибок. Он здесь, пожалуй, как раз за этим. Чтобы в итоге набраться (может быть, даже с излишком) негативного опыта и превратить его в то, что станет строительным материалом его непривязанности к чужим советам и рецептам для жизни. Чтобы смастерить свое бытие самому, с полной ответственностью за все сделанное, без малейшего шанса перевести стрелы на кого-то, кто на него повлиял и стал причиной его жизни вместо него самого.

Желание оставаться хорошим для родителей, друзей, начальника, что платит тебе и рассчитывает, что ты будешь только таким, а не другим наполняет наши дни пагубными ценностями и чувством заложника обстоятельств, а потом и страхом перед возможной неудачей. Но если смерть – это единственное, что нам известно наверняка (не ужасная и трагическая, а просто как факт, как конец), это и есть путеводитель для каждого и ответ на риторику, что мы имеем у себя в головах.

Самые амбициозные проекты создавались людьми, которые отрубали все, что было «до». Мы смотрим на Тарковского, Звягинцева, Курентзиса, Дельфина как на гениев и талантов от бога. А все эти люди просто шли навстречу по прямой траектории своим возможным неудачам.

 

Текст: Татьяна Кожокару

Читайте также

Подборка Human

Журнал / 20.10.2018
HUMAN 30 (октябрь-ноябрь)

  СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ НОВОГО НОМЕРА МЫ:   Поговорили с…

«Жалкие ластики, несколько линеек»: В Саратове закрылся один из старейших магазинов города

В Саратове закрылся магазин «Канцтовары» на пересечении Большой Казачьей…

Город / 18.10.2018
Родина Володина: подборка саратовских telegram-каналов

Если в Саратовских СМИ расзбираться уже не интересно…

Цена средней саратовской квартиры оказалась равной 10 кв.м жилья в Москве

Средний житель Саратова может рассчитывать лишь  на 10…

Танцы с бубнами: Concord Orchestra приезжает в Саратов

29 октября 2018 в рамках грандиозного тура в …

Мастер-класс Даниеля Леглера: как обрести свободу в коммуникациях и в жизни

Почему актер и режиссер из Италии приезжает учить…