Настасья Медовая: о постмодернизме, фрукторианстве и искусстве

Жизнь «из офиса в гроб» – скучно, пресно и не интересно. Не всегда то, что практикует большая часть общества – единственно верный путь. Мы поговорили с художницей и фрукторианкой Настасьей Медовой о том, как найти свой дзен, освободиться от социальных маятников и делать современное искусство в Саратове.

 

«То, что я ем только фрукты, пью дистиллят или соки, сплю на полу и не пользуюсь никакой косметикой, может казаться странным и неестественным аскетизмом (особенно в условиях социального давления, принятых догм и постулатов). Но по факту все это и есть возвращение к самой себе»

 

О еде

Я в принципе не хочу впихиваться в какие-то рамки, но если говорить категориями веганства, сыроедения, фрукторианства и прочего, то я, скорее всего, отношусь к фруктоеду, или, как говорит мой товарищ — «видовику». Я отталкиваюсь от того, что фрукты – это наша видовая пища. Природой задумано так: ты подходишь к дереву, срываешь плод с веточки, ешь его и остаешься доволен. Этот плод в тебе не гниет, быстро переваривается и, соответственно, также быстро выводится.
 

Я не ем пищу вареную, жареную, пареную и т.д. – то есть все, что термически обработано. Пью исключительно свежевыжатые соки и дистиллированную воду. К этому я шла плавно. Примерно в 15 лет полностью отказалась от мяса и продуктов животного происхождения. Когда я съехала от родителей, то поняла, что и этого мне недостаточно. На глаза мне стали попадаться материалы о сыроедении. Звучало это все экстремально, но я решила: «а почему бы и нет?».
 


Проращивала гречку, замачивала какие-то орехи — в общем, занималась всем тем, чем обычно занимаются сыроеды. Кайфовала ли я от этого? Нет. По мне, так это все занимает слишком много времени и энергии. После этого я прочитала книгу Михаила Советова, натуропата, «Еда по законам природы. Путь к естественному питанию». Если обобщить все содержимое труда: бобовые — не еда, мясо —  не еда, овощи —  не еда, еда – только сочные и спелые фрукты. Я попробовала концепцию на себе и убедилась – это оптимальное питание для нашего биологического вида. У меня улучшилась кожа, мне достаточно энергии, пропал хронический синусит, который многие годы мешал мне комфортно жить.

У человечества очень извращенное понятие «еды», ее количества и формы. Экспериментально доказано, что человек может жить, например, на муке и воде… какое-то время. Это свидетельствует не о биологической ценности подобной пищи, а об огромных внутренних резервах, приспособляемости и выживаемости организма.

В сыром виде многие продукты, например, мясо или злаки, несъедобны или непривлекательны для человека. Термообработка позволяет обойти чувственные барьеры, которые в естественных условиях защитили бы нас от ненатуральной и нездоровой пищи. Благодаря термообработке мы можем есть (и находить вкусным) то, что в сыром виде вызвало бы у нас отвращение. Человеческий организм умеет приспосабливаться ( = работать в аварийном режиме), иначе мы бы быстро исчезли как вид. Но зачем нашему биоскафандру работать в таком режиме, когда его можно эксплуатировать максимально комфортно?


Иногда я практикую и сухой голод. Есть люди, такие как Прахлад Джани, Джасмухин или Йоахим Вердин, которые не едят вообще ничего. Когда ты отказываешься от пищи, ты очень сильно отдаляешься от людей и всего бытового, земного.
 

 


Столешников в своей книге «Как вернуть здоровье» пишет, что нормальный голод – это тот, который длится от 21 дня. Многие голодают с целью излечения организма от болезней – но лично мне это мало интересно. Меня интересует другое состояние ума – когда не отвлекаешься на какие-то бытовые вещи и тебя мало интересует социальная жизнь. Практику голодания лучше совмещать с йогой и медитацией, опять же, как способ узнать самого себя.

 

О вредных привычках


Я была знатной алкольвицей: пила как черт и курила (мама, прости). Но вместе с питанием я изменила не только стиль жизни, но и подход к ней в целом. Во-первых, я избавилась от многих социальных маятников и от людей, связанных с ними. Привычка «покурить» отпала сама собой — я больше не выходила с компанией в курилку ради «перерыва».

Иногда вспоминаю все свои пьяные тусовки, какой-то мордобой, сплетни, флер глупости и дебильного животного состояния. Ты одурманенный, действия не осознанные, а «подъем» на следующий день предрекал состояние чугунной головы и «выброшенные» в помойку сутки для «отходняка». Это слишком большая цена. 
 

 


Про наркотики у меня вообще отдельное мнение. Считаю, что всякие вещества – это кредит: вход — рубль, выход — десять. Мне не интересна эта погоня за иллюзиями. Я с собой честна – не хочу вгонять свое тело и сознание в еще одну «дополнительную реальность».

 

Об искусстве
 

У меня была идея пойти в наше художественное училище. Но это такая тоска смертная: рисовать какие-то горшки, гипсовые гениталии и прочее – позапрошлый век. Современное искусство отходит от всех этих канонов и рамок. Сейчас интересна провокация, разрыв шаблонов, отказ от тех элементов и инструментов, которые были свойственны искусству предыдущих поколений. Вот это интересно. А то, что ты изучаешь какое-то ремесло и умеешь нарисовать горшок в пропорции – никому уже не надо. К примеру, у Дэмьена Херста есть серия работ «Spot paintings». В общем-то, круги на белом фоне, которые можно сделать в Paint за полчаса. Но за этими кругами стоит своя философия, своя идея, которая как раз и стоит дорого.

Продается идея, а не то, насколько правильно нарисована у тебя перспектива. Современное искусство направлено на то, чтобы заставить человека думать, рефлексировать, размышлять о том, где здесь подвох и есть ли он вообще. Это игра зрителя с самим собой.
 

 


Перформанс Марины Абрамович «The artist is present» я считаю лучшей иллюстрацией того, что такое роль художника. У меня даже есть татуировка с названием этого перформанса. Суть в том, что Абрамович сидела в галерее в огромном красном платье и напротив нее мог сесть кто угодно и посмотреть в глаза художнику. В глаза искусству, в бездну. Некоторые люди даже начинали плакать от такого воздействия. Мощная энергетика художника может открыть людям их собственную суть. В этом и есть смысл: сделать так, чтобы человек посмотрев на твою работу стал другим, задумался, разобрал свои мозги и заново их собрал. Художник — демиург, создающий новое пространство, изменяющий и преображающий старое, отжившее.
 


В детстве меня отдали в кружок рисования и уже тогда меня это начало раздражать. Вешали какую-то драпировку, бутылки, ветки и прочее – нужно было рисовать объекты. Помню, как в знак протеста я окунула руки в масляную краску и вытерла их об себя – лучше попачкаю одежонку, чем буду рисовать скляночки. После этого я перестала заниматься рисунком на долгие годы.

Много времени спустя я написала свою первую серьезную работу. Она была создана в рождество после сильной попойки. Я назвала ее «14 апостол». «14» — потому что 1+4=5, а это число я считаю своим символом равновесия, баланса, середины и в чем-то точкой отсчета. Римские числа V и VI набиты у меня на руках. К тому же, я родилась пятого июня — пятого числа шестого месяца. Эти цифры я считаю для себя сакральными. 13-й апостол был у Маяковского, а я люблю замахиваться на большие величины – почему не быть четырнадцатому?

Далее у меня была серия работ космогоническая, в чем-то конспирологическая, мировоззренческая. Тогда я изучала мир с альтернативных точек зрения – эзотерика, альтернативная история, физика, и прочее. Свои картины я связывала с этим.
 

Atom heart mothers 
 

Я пишу картины (а скорее инсталляции) в сочетании с элементами обыденной жизни. Например, я могу в своих работах использовать деньги, документы о въезде и выезде из другой страны (в моем случае – Израиля), упаковки от сигарет, фотографии искореженных лиц, швейные круги, фольгу – все это есть на моих работах. Особенно символичным для меня является зеркало. Я использую зеркала для того, чтобы человек мог посмотреть на себя через призму этой картины, через меня. Своеобразная метафора.


У меня есть работа «Это не руки» — символ, который есть и на моем теле в виде татуировки. Часть фрески Микеланджело с отсылкой к Магритту с его «Это не трубка» — нарисованная трубка и соответствующая надпись. По сути, это действительно не трубка и не руки – это всего лишь изображение. Своеобразный постмодернистский китч со смешением культур разных эпох, приправленный иронией. На моей картине много искореженных лиц, а в центре зеркало с надписью «А где ты?»
 

Ce ne sont pas les mains («Это не руки»)

О выставке
 

Выставка во Франции случилась внезапно. Мой папа — член союза фотохудожников России. Разумеется, у них есть своя локальная тусовка. В какой-то момент его пригласили на международную выставку «Палитра мира» как фотографа – показать свои работы. Это была своеобразная площадка, на которой творец из, например, Непала, мог познакомиться с творцом из России, обменяться опытом. Мои работы, которые порекомендовал отец, понравились организаторам. Было официальное приглашение, множество бумажек с разрешением о ввозе и вывозе картин, таможенные досмотры – в общем, все серьезно. Выставка проходила в театре.
 

«Призма субъективного»

 

Принимали нас в своем частном доме художники-организаторы, своеобразный кауч-серфинг и возможность пожить у людей, живущих искусством. У них была целая комната с картинами, красками, холстами и прочими художественными принадлежностями. Просто потрясающий experience.

Свои картины я пока не собираюсь продавать – считаю, что они, как и вино, должны «настояться».

 

О татуировках

 

 


К своему телу я отношусь как к холсту, книге, мировоззренческому плакату. Оно – отражение моего видения мира. Все мои татуировки — символы, в которые я вкладываю смысл. Когда заходит разговор о моей философии, я легко могу ответить собеседнику «Так, смотри. Вот это (показывает на татуировку) значит, что я думаю вот так». Это, конечно, забавно. Сравнимо с тем, как по тюремным татуировкам можно «прочесть» за что, сколько раз и как сидел человек — так и по моим можно понять, как я двигаюсь по жизни (разумеется, если смотрит человек, ориентирующийся в философии).

Например, на моей спине цитата Фостеля «Я объявляю весь мир великим произведением искусства» на немецком. Объяснять нужно?

А на ноге у меня набит «Куб Неккера» — оптическая иллюзия (непонятно, каким ребром он повернут к зрителю). Это, собственно, иллюстрирует мое мировоззрение в целом – к миру отношусь как к этому кубу. У каждого есть своя призма в голове, через которую индивид попускает реальность. А какая она (реальность) на самом деле – вопрос риторический и, как мне кажется, не имеющий ответа, но все равно заслуживающий внимания. Я ставлю под очень большой вопрос объективность всего, что меня окружает.


Текст: Мария Сальвассер
Фото: из личного архива героини

Читайте также

Подборка Human

Журнал / 20.10.2018
HUMAN 30 (октябрь-ноябрь)

  СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ НОВОГО НОМЕРА МЫ:   Поговорили с…

«Жалкие ластики, несколько линеек»: В Саратове закрылся один из старейших магазинов города

В Саратове закрылся магазин «Канцтовары» на пересечении Большой Казачьей…

Город / 18.10.2018
Родина Володина: подборка саратовских telegram-каналов

Если в Саратовских СМИ расзбираться уже не интересно…

Цена средней саратовской квартиры оказалась равной 10 кв.м жилья в Москве

Средний житель Саратова может рассчитывать лишь  на 10…

Танцы с бубнами: Concord Orchestra приезжает в Саратов

29 октября 2018 в рамках грандиозного тура в …

Мастер-класс Даниеля Леглера: как обрести свободу в коммуникациях и в жизни

Почему актер и режиссер из Италии приезжает учить…